Breadcrumbs

«Страшно новогодние вечера»

СЦЕНАРИЙ
новогоднего эстрадного представления
«Страшно новогодние вечера»
(по рассказам Н.Гоголя, в изложении А.Белянина)
29.2016

Эпизод 1: Завязка.                                          

Эпизод 2: У тетки.                                          

Эпизод 3: Встреча. Драка.                            

Эпизод 4: Ведьма.                                            

Эпизод 5:  В заброшенной церкви.               

Эпизод 6:  Про Солоху                                     

Эпизод 7:  Ловля черта у Солохи.               

Эпизод 8:  Солоха – ведьма.                          

Эпизод 9:  Никола с Вакулой у Пацюка.

Эпизод 10:  Встреча с чертом

Эпизод 11:  У Оксаны

Эпизод 12:  Про черевички.

Эпизод 13:  За черевичками.

Эпизод 14:  У Екатерины

Эпизод 15:  ВИЙ

Эпизод 16:  Сватовство.

Эпизод:  ФИНАЛ

ЗАВЯЗКА

Темная сцена. На экране человек с толстой потрепанной папкой в снежном лесу. Скрип снега. Голос.

ПИСАТЕЛЬ: «Это что за невидаль: Вечера на хуторе близ Диканьки? Что это за вечера? Их швырнул в свет какой-то пасечник!»

Вот вроде бы так начинается книга, верно?                    

Нет! Всё было совсем не так. Всё это, началось гораздо раньше!

Хлопнув об пол шапкой, побожусь, что истории те, что записаны пасечником Рудым Панько, и впрямь произошли в тихих краях наших.

Но не пасечник их писал! Обман это.

Просто старая рукопись, попавшая мне в руки, вызвала у меня странные подозрения: всё ли мы знаем о том человеке, что придумал Диканьку и написал те самые «Вечера на хуторе…»? 

И выходило, что ох как далеко не всё…Так почему бы не рассказать ту правду, что вдруг стала мне известна? Вот только как поведать вам всё, не пытаясь подделаться под стиль бессмертных гоголевских строк. Ну да ладно, как смогу, так и начну, а уж вы решайте сами: верить - не верить…

1.1.Базар.

Сцена постепенно оживает. Крик петуха. Базар. Говор, гомон, выкрики торговцев.

1-я: Кому пирожки! Горячие пирожки! С пылу, с жару, гривенник за пару!

2-я: А вот чаек с паром, отдам за даром!

3-я: Сапоги, сапожки, на точены ножки!

4-я: Платки расписные, бахромы золотые!

5-я: Ваши детки, жуют конфетки! Петушки-сосульки для Пашки и Ульки!

Посреди общего гомона пробирается мужик, за ним два вора, у одного в руках папка с бумагами.

ВОР: Кого мы видим, господин писатель! Слышал я, шо вы древностями увлекаетесь, так вот оно вам тогда буде интересно! Всего сто рублей, да не жадуйте!

ПИСАТЕЛЬ: Э-э-э, нет у меня денег, но я по совместительству волшебник и могу исполнить одно ваше желание…

ВОР: - А че это? 
ПИСАТЕЛЬ: - Как вам объяснить?.. Вчера, вот, поймал меня человек - и попросил миллион долларов. Я и сделал. А вы чего хотите? 
ВОР: - так дайте адрес того человека, и мы в расчете!!!

воры уходят, писатель открывает папку, свет на сцене гаснет, сцена пустеет., звезды, шар., лирика. Писатель раскрывает папку, на экране – кадры из гоголевских фильмов.

ПИСАТЕЛЬ: Господи боже, да это же…  Диканька, Миргород, Сорочинцы, чувствуете запах свежего сала с чесноком, аромат горилки с перцем, слышите  перестук царицыных черевичков, а над нами разливается дивная гоголевская ночь! 

Муз. номер

У ТЁТКИ

Гостиная. Накрытый стол. За столом две сестрицы и тетушка. 

СЕСТРА 1: Уж полночь близиться, а Коленьки все нет…

МАМЕНЬКА: Вот приедет, отдохнет от скучной латыни и Евклидовой геометрии. Совсем в своей Нежинской гимназии исхудал поди, все здоровье на учении истратил.

СЕСТРА 2: Ой, и правда, в наших краях и мороз крепче, и кушанья  вкуснее…и  в праздники веселье!

- стук в дверь, входит Николя, отряхивает снег с тулупа. В руках пузатый саквояж.

НИКОЛЯ: Доброго вам вечера!

МАМЕНЬКА: Ой, доброго… раздевайся, давай скорей к столу… Ой, уж так худ, что сердце кровью обливается!  – От беда така-ая, шо ж ты не ешь, Николенька?! От же гусак печёный, гля, жир так и течёт по пальцам, як янтарь! А кашки гречневой, с грибами да маслицем, я те ща и молока сверху налью да сахару насыплю сколько хошь! А расстегай с севрюжкою с пылу с жару, севрюжка-то она тока вечор в реке плескалася. А может… стопочку перцовой аппетиту ради?

НИКОЛЯ: Спасибо, тетушка, не голоден я.. (берет саквояж, порывается уходить)

МАМЕНЬКА: Дай чумодан.  Говори сей же час, что там прячешь? Не доводи до слёз, ушибу…

НИКОЛЯ: – Стихи это, тётушка, . – Вирши по-вашему.

МАМЕНЬКА: – Вирши? Ох ты ж мне, грехи наши тяжкие… Чьи вирши-то? 

НИКОЛЯ: – Великого английского стихотворца Шекспира Уильяма.

СЕСТРА 1: – Полюбовные, поди? –прыснули смехом. 

СЕСТРА 2: – А почитай нам, Николенька, мы ужасть как полюбовные истории любим! Поди, всё интереснее, чем парубки за овином брешут…

МАМЕНЬКА: – Цыть, охальницы-балаболки! –. – Я вам дам полюбовности! За овином, говорите? Так вона господина исправника уж попрошу тех парубков в шею гнать, а то и в солдаты лоб забрить за недозволенные речи! Знаю я, поди, что они там вам рассказывают. Было время, понаслушалася! А могла ить за самого настоящего генерала замуж выйти, если б не…

СЕСТРА 1: - Маменька, а слышали, что соседки утром у колодца болтали?

СЕСТРА 2: Прям ужасы какие, будто у нас по деревне ведьма шастает…

МАМЕНЬКА: Да врут поди…

СЕСТРА 1: А у старом храме за Диканькою, бают, что нечистый балует…

НИКОЛЯ: – Расскажите! Вы же знаете, как я люблю ваши сказки.

СЕСТРА 2: История прямо скажем жуткая. Один молодой паренек подкатил с полюбовностями к старухе на постоялом дворе,

СЕСТРА 1: - а наутро старуха оказалась красивой девицей, которая от внезапно вспыхнувшей в сердце страсти так на месте и померла.

СЕСТРА 2: - А батька её, знатный запорожский сотник, потребовал от того парубка читать молитвы над телом бедной панночки.

СЕСТРА 1: - Так ему в той церкви такие ужасы виделись, что он наутро седой вышел, а через день и вовсе преставился…

МАМЕНЬКА: Хватит врать-то на ночь глядя, балаболки!

НИКОЛЯ: - Ну, спасибо за хлеб, соль, пойду с дороги прилягу…

МАМЕНЬКА: – Николенька? Ах ты ж голодный спать утек…

СЕСТРА 2: -да не волнуйтесь, маменька, он стихами сыт да ученостями…

СЕСТРА 1: - а поди ж влюбился в кого, так сам вирши пишет… 

Муз. номер

ВСТРЕЧА. ДРАКА

На сцене Солоха подметает пол метлой, напевает.

НИКОЛЯ: – Здрасьте, тётя Солоха, а Вакула дома? 

СОЛОХА: – Нема его в хати, – А тебе он на що? Геть отседа!– От дурень так дурень! Плечи шире, чем бричка у заседателя, а ума Бог дал не более, як трезвому куму на именинах у свояченицы. Говоришь ему: он паныч, а ты хто?! Ты що, ровня ему чи как? Та щоб он гикнулся от своей учёбы, ты будешь мать слухать?! Щоб у вас обоих под глазом по пузырю с копну величиной набежало, у него пид левым, у тя пид правым! Щоб вас пчёлы в язык покусали! Щоб вин… ой лышенько, ох серденько боли-ить…

Уходит за кулисы, с противоположной стороны выходит Вакула

ВАКУЛА: – Га-а, кого бачим?! Яку учёну цацу до нашей хаты ветром донесло! –(обнял друга). 

 НИКОЛЯ: Словно сто лет не видались,  А я вот с матушкой твоей поздороваться успел.

ВАКУЛА:– Ох, опять, поди, лаялась?

НИКОЛЯ: – Вполне умеренно.  – А что ж, Вакула, правду ли говорят на селе, будто бы твоя мать ведьма?

ВАКУЛА:– Брешут, страшны бабы, (отвернулся, принялся налаживать брошенную метлу)

НИКОЛЯ: – Как у тебя с Оксаной?

ВАКУЛА:– Та-а… – (неопределённо пожал широкими плечами кузнец и, понизив голос, прошептал) :  – А у старом храме за Диканькою, бают, шо нечистый балует…

НИКОЛЯ: – Слышал, сестры уже рассказали – А что, парубок тот вот прямо так просто взял и помер?

ВАКУЛА:– Ни! С гопаком, писнями та разными прибамбасами, –(обиделся). –Побожусь, паныч, шо так оно и было!

НИКОЛЯ:–Так что, говоришь, там и поныне нечисть шурует?

ВАКУЛА:– А то ж!

НИКОЛЯ: – Так я посмотреть хочу.

ВАКУЛА:–(щупает лоб) Николя, паныч, вы шо, сдурели или как?

НИКОЛЯ: – Хочу сам убедиться, что там действительно есть какая-то потусторонняя сила. По-научному элементарии!

ВАКУЛА:– Ох ты ж, (повторяет слово) –– Ну так вам бы до того в церковь сходить, помолиться, исповедаться, причаститься, мало ли шо…

НИКОЛЯ: – А что?

ВАКУЛА:– Та сгинете там, а я по вашу душу свечку пудовую ставить должен?! – (Вакула подмигнул другу и хмыкнул): – Та тю! Шутю я, шутю! Вдвоём пойдём, нешто я вам не товарищ, а свиной хвост в каше?!

вдруг заявились незваные гости…

1-й: – Вакула, здоровеньки булы! Ты, поди, спишь, а шо ж, вилы батьки моего не готовы?! 

2-й:–– Ой, а то хто? Нешто сам паныч до кузнецкого братки заявивси? Подивитесь, хлопцы!

3-й: – Та то ж паныч Мыкола, гимназист ученый, –– У его тут тётка живет, та ещё у ней две дочки. Страшны як бисы… Николя, не говоря дурного слова, бьет, тот падает.

4-й:– Шо? Хлопцы, так воны ж наших бьють?!

5-й: – Бейте их, козаки!!!

(драка, гости повержены и убегают, орут )

1-й:– Та шоб на вас кошки клали под забором!

2-й: Шоб у вас, собачьих сынов, руки-ноги поотсыхали!

3-й: Шоб вам, никто поутру не дал рюмки водки опохмелиться!

4-й: Шоб вам обоим прямо тут зараз же и опухнуть!!!

ВАКУЛА:– Як же вы ловки в драке, паныч…

НИКОЛЯ: Да. День начался удачно. Ну что, встречаемся на перекрёстке четырёх дорог?

ВАКУЛА: Лады, а я инструменарий прихвачу, мало ли шо.

Муз. номер

ВЕДЬМА

Николя идет к Вакуле, из-за елки выходит дивчина. 

ВЕДЬМА: – Дивитись, люди добри, який парубок гарный. – Ой, лишеньки, так то сам паныч-гимназист!

НИКОЛЯ: (Спотыкается,  останавливается). – Добрый вечер! –А что, не во гнев вам будь сказано, делает столь прекрасная панночка ночью у дороги?

ВЕДЬМА: – Та так, скучаю…

НИКОЛЯ: – Панночка скучает? Зимой. Ночью, одна, в чистом поле? Действительно, почему бы и нет…

ВЕДЬМА: ( качнула бедром).– А что ж, паныч, не развлечёте ли бедную девицу? 

НИКОЛЯ: – Что угодно моей ясновельможной панночке?

ВЕДЬМА: – Та так, а можно я положу на вашу милость свою ножку?

НИКОЛЯ: – Да не только ножку, а хоть и вся положись на меня! В смысле нет, извините, бога ради. «Положись» – это двусмысленно, да?

ВЕДЬМА: – Та, есть трохи, – Так шо насчёт ножки?

(девица, оседлала молодого человека, крепко сжав коленями его шею)

ВЕДЬМА: (прорычала хрипло)– Но! Пошё-ол… 

НИКОЛЯ: – Что за бесовская сила? – (Николя припустил рысью)

ВАКУЛА:– Куды?! – (ловит цепью друга). – А ну, вертайтесь взад!

(красотка улетает в кусты)

НИКОЛЯ: – Э-э, во-первых, спасибо. Во-вторых, что это было, а?!

ВАКУЛА:–– Шо?  Нешто вы, паныч, никогда ведьму не бачили?

НИКОЛЯ: – Ведьму?!

ВАКУЛА:– – А то ж! Наши края такими богаты… (отдает один мешок) Та берите, берите, мало ли шо…

НИКОЛЯ: – Точно, вооружение никогда не повредит. И, кстати, напомни, что у вас тут вообще с ведьмами делают?

ВЕДЬМА: – Молотком её по лбу али в мешок с камнями та в реку!

НИКОЛЯ: – Это самосуд, (вытаскивает из кустов ведьму)

ВАКУЛА:– – Гляньте,  паныч. То ж старуха!

НИКОЛЯ: – А-а… красавица где?!

(Вакула указал взглядом на лежащую дряхлую, костистую бабку, возрастом за пятьсот лет, с кривым носом набекрень и жёлтыми ногами кверху).

НИКОЛЯ: – Но там же была девица с ресницами, косой и вот такими вот этими… упс, на себе не показывают.

ВАКУЛА:– – Та чего уж, покажите! – – Еще дышит али как?

НИКОЛЯ: – Не знаю.

ВАКУЛА:– – Ну, так  посмотрите, а я прикрою.

НИКОЛЯ: – Похоже, дышит…  Или не дышит… Можно стук сердца послушать…

ВАКУЛА:– – О! Так вы и слухайте.

НИКОЛЯ: – Почему сразу я?

ВАКУЛА:– – Так ить чья бабка, тот и слухает, 

НИКОЛЯ: – Да с чего же она моя?!

ВАКУЛА:–  А чья ж вона? Или не вы её своём горбу катали?

НИКОЛЯ: – Давай просто отнесём её куда-нибудь?

ВАКУЛА:– – Ну да,  в у ту заброшенную церкву, шо на отшибе стоит. Утром скажем, шо, дескать, нашли от, а отчего вона там валяется – того знать не знаем, ведать не ведаем!

НИКОЛЯ: – Как это – не знаем?

ВАКУЛА:– – Да вот так! Иль вы по правде скажете, шо от та красава , с вот такими…,  на вас по небу летала?

НИКОЛЯ: – Не поверят.

ВАКУЛА:– – Так и оно ж! Еще брехуном назовут.

НИКОЛЯ: - Убедил, пошли. (взваливают бабку на плечо)

ВАКУЛА:– – Вон она  церква, уже виднеется 

Муз. номер

В ЗАБРОШЕННОЙ ЦЕРКВИ

Темная сцена, на экране вороны, раздается карканье.

ВАКУЛА:– – От зашевелились чёртовы птахи. Поди, добычу чуют. Чёрный во-о-орон, шо ж ты вьёсси-и…

НИКОЛЯ: – Слушай, вот не надо военных песен, – Что-то не нравится мне тут. Не комильфо, мон шер ами…

ВАКУЛА:– – Не выражайтесь матюками,. – И так же ж на душе погано.

НИКОЛЯ: – Ладно, отложи ведьму в уголок, а мы с тобой пока церковь осмотрим.

-Шорох, завывание, на экране летучие мыши.

ВАКУЛА:– – Шо такое?

НИКОЛЯ: – А что? 

ВАКУЛА:– – Лампадка горит

-на экране тусклый свет лампады

ВАКУЛА:– – Храм-то уж сколько лет заброшенный, так хто ж лампадку запалил? Ох, не ладно здесь, паныч.

-друзья начинают зажигать свечки, устанавливать их на краю сцены

НИКОЛЯ: – Ну вот, теперь совсем другое дело! Жить можно!

ВАКУЛА:– – Тока чую я, шо недолго…

НИКОЛЯ: – Да ты, как мне сдаётся, труса празднуешь?!

ВАКУЛА:– – А в ухо?

Дым,  порыв ветра, завывает по-волчьи,

оживает вся церковь. Наполняется хохотом, визгом, хрюканьем. Грохот, скрежет.

Гаснут свечи,. Потом вдруг резко настала тишина,. пополз синий туман.

НИКОЛЯ: – Вакула.

ВАКУЛА:– – А-а-а-а!!!

НИКОЛЯ: – Ты чего орешь?

ВАКУЛА:– – А шо вы мене пугаете?! 

–раскатывает по полу длинную железную цепь.

НИКОЛЯ: – Что это? Зачем вообще? Это же суеверия махровые.

ВАКУЛА:– – Угу, подвиньтеся трохи…

НИКОЛЯ: – Да, конечно. –Но, право, я даже изумлён слегка, ты ведь по местным меркам считаешься культурным человеком. Кузнец! Ну, дунуло в двери сквозняком, так чего же сразу бледнеть-то?!

-раздается звук топота, разрываемого железа, со всех сторон на сцену начинает выползать нечисть. под дикий, немузыкальный вой внесли чёрный гроб.  в гробу том сидела та самая бабка…

ВЕДЬМА: – Ха-ха-ха! . – Вот и смерть ваша настала, охальники! – Сопротивляться дерзаете, дурачочки? Так нет же вам!

гроб, рванулся вперёд и… отлетел, ударившись о невидимую стену!

ВЕДЬМА: – Это чёй-то было, злодеи?! – Я ж вас, наизнанку выверну! Я вам уши оборву и при вас же съем, в соль макая, как яичко на Пасху! А потом все остальное отвинчу, на колбасу порубаю и…

бабка, вновь бросилась на штурм. Вакула пустился читать молитвы.

ВАКУЛА:– – Хосподи, спаси и сохрани…

Ведьма завизжала, залаяла по-собачьи, бесы упали на пол, зажимая уши

ВЕДЬМА: (Орет долбя невидимую стену) – Всё равно возьму! Мои будете! Никуда вам не деться! –

НИКОЛЯ: – Молоток дай.

ВАКУЛА:– – Хосподи, спаси и сохрани…шо?

НИКОЛЯ: – Молоток, говорю, дай.

ВАКУЛА:– – Та вона у мешке, вам надо, вы и берите. И не отвлекайте ж меня за-ради всего святого!

НИКОЛЯ: – Извини, (достает молоток) Подвинься, пожалуйста. Что ты там только что говорил?

ВАКУЛА:– – А? Хосподи, спаси …

НИКОЛЯ: – … и сохрани…– закончил Николя, врезая железным молотом по летящему на них гробу. старуху вышвырнуло на пол Бесы изумлённо притихли…

ВАКУЛА:– – А шо, так тоже можно було? 

ВЕДЬМА: (вылезла из-под гроба)– Вот вы, значит, как, молодёжь, а? Драться решили?! Никакого уважения к старшим, ходи, стало быть, бабушка, голодной… Кума! Кума! Наших обижают!

Под хохот и визжание в дверной проём влетела ещё одна ведьма на метле. Николя выпустил из рук молот, упавший на ногу Вакулы.

ВАКУЛА:–(орет)– Мамо! 

СОЛОХА: – Сыне?! –. – А що ты тут робишь? Що тебе не спится, а?

ВЕДЬМА: – Так это твой, что ли? –– Вот ведь недаром же говорят, что чужие дети быстро растут. Как вымахал-то, кума? Всё, чернявого есть не будем. Но второго-то можно?

СОЛОХА: – Що? А-а… энтого можно, энтого даже нужно,  – Сыноньку…

ВАКУЛА:– – Шо, мамо?

СОЛОХА: – Цепочку разомкни, коханый мой.

ВАКУЛА:– – З чего бы то?

СОЛОХА: – Ну як же? –– Та ты не бойся, родненький, тебя ж, кровиночку мою, при мне никто не покусаеть. А его не жалей, вин дурний, вин тебя ничему хорошему не научит!

ВАКУЛА:– – Эх, мамо, мамо, – (горько вздохнул Вакула, доставая молот)

СОЛОХА: – Сыне, ты що? –( не на шутку всполошилась Солоха).

ВЕДЬМА: – Вот уж и впрямь воспитала сыночка, –– Ни себе, ни добрым людям. Третий день голодная хожу, ни одного бурсака на постоялом дворе. Отдай паныча, жадина!

СОЛОХА: – Сынонька, Вакулушка, серденько моё, послушай мамоньку свою. Що тоби в том балаболе?! Он же ж и языка нашего простого не розумиет. Та тю на него! А вона бабушка голодная. Тебе бабушку не жалко?! Кидай его сюды, ну?

ВАКУЛА:– – Ловите, мамо, –(запуская молот в короткий перелёт)

Кума рухнула на куму, Визг взлетел аж до самого потолка!

Мелкие бесы хлопают в ладоши в, раздался первый петушиный крик, Единый миг – и исчезло всё, ровно не было…

ВАКУЛА:– – До дому, до хаты? –

НИКОЛЯ: – Пожалуй, – А что, твоя мать, почтенная Солоха, получается, на самом деле ведьма?

ВАКУЛА:– – Привиделось, – Не могло того быть. Вона же мамо, и шоб… ни-ни!

Молодой гимназист посмотрел на солидный кулак, поднесённый к его носу, признал весомость аргумента и кивнул.

НИКОЛЯ: – Молчу, 

ВАКУЛА:– – И шо ж  я вам не верю…

Расходятся.

Муз. номер 

ПРО СОЛОХУ

-на сцену выходит Вакула, свистит, ходит, нервничает. Выбегает Николя. 

ВАКУЛА:– – Ох, я же весь заждался, як дивчина на выданье.

НИКОЛЯ: – Вакула, вот не надо греческих страданий, а? Я прибежал так быстро, как смог.

ВАКУЛА:– – Тут у нас такое случилось.  Мамо в хате заперлась, матюками лается, як собака, и мене не слухает.

НИКОЛЯ: – Можно подумать, это с ней в первый раз.  Давай выкладывай, в чём проблема?

ВАКУЛА:– – Чёрта я бачив.

НИКОЛЯ: – Где? – Я говорю: где ты его видел?

ВАКУЛА:– – Дак, –– у своей же хате!

НИКОЛЯ: – Ого! Давай в подробностях.

ВАКУЛА:– Прибег я в хату, а дверь заперта изнутри. Стучу: – Мамо, отворите. То я! Как там все забегали, зашумели, и двери не отворяют. Я - в оконце. А там чертячья морда, на меня смотрит! Глянул еще, а там уже Мамо! Я уж и орал, и руками махал, и стучал, - в упор не замечает, по дому носиться и матюкает кого-то.

НИКОЛЯ: – Если всё это произошло утром, так почему ты пришёл за мной только сейчас? Время-то уже обеденное.

ВАКУЛА:– – Та я об чём?! Жрать же охота, а маменька так и не отперлася. Там уж бабы собрались, гуторят, шо Солоха не в себе. А ежели черт в доме? Не дай же бог, дойдёт до господина исправника… 

- выходят бабы, соседки.

1-я:– Ой, лышенько-о!.. Ой, горюшко-о! Ой, та шо ж я так ору, дура-а…

2-я:– Кума, а шо там бабы бают, будто бы Солоха приболела? Мабуть, вона с похмелюги лежить, так то лечится. Мне полведра горилки завсегда помогают!

3-я:– А я вам говорю, шо Солоха повесилась! У хати! Не знаю як! Гвоздь у стену лбом вбила, верёвку привязала да и…

4-я:– Втопилась! Я кажу, втопилась! В бадью з водою башкой, и уся недолга, аж булькнуло!

1-я:– Ось бачьте, люди добри, Вакула заявивси!

2-я:– Га, блудный сын! Где его бисы носили?!

3-я:– Ты б полегче, кума! Вин же кузнец, у него руки як наковальни. Раз вмажет, так с носом набекрень и похоронют…

Подходят к дверям в хату.

НИКОЛЯ: – Тётя Солоха, добрый день! Будь на то ваше доброе расположение, а не могли бы вы отпереться?

в ту же секунду дверь распахнулась, и на пороге появилась Солоха

СОЛОХА: – А я-то гадаю, що там громыхае? Може, гроза где? Та ни, то мой сыноньку з товарищем добрым заглянули. Идите, хлопцы, идите до хаты, вареники уже на столе!

бабки-сплетницы: – А-а… 

СОЛОХА: (улыбнулась)– А на вас тьфу! Змеюки пидколодные,  

Муз. номер

ЛОВЛЯ ЧЁРТА У СОЛОХИ

- на сцену выходит Солоха, за ней «идет» стол,  «выходит бочка», из-за сугробов вытаскивает лавки.

СОЛОХА: – Заходьте, будь ласка, до дому, до хаты, гости дорогие! –– Сыноньку, ты що ж товарища за стол не сажаешь? Ох, то не по-человечески буде, мы ж, поди, не басурмане, а?! Сидайте, сидайте!

– А я-то тесто затеяла, та и не слышу, що там кто-то у хату ломится. Так у мене и не заперто було! От кого б я запиралась-то?! Нешто от сыноньки любимого, кровиночки моей, солнышка моего ненаглядного? –( Солоха обнимает Вакулу). – А що там злые языки брешут, так вы их не слухайте! От я выйду да как погоню всех поганой метлой с моего двора! Ой, та що ж я, як дура, всё болтаю да болтаю?! У мене ж хлопцы голодные-е…

ВАКУЛА:– – Сыты мы, –…(другу)– Ще потравит чем…

НИКОЛЯ: – Да, большое спасибо, не беспокойтесь, мы так, зашли на минуточку. Вакула?

ВАКУЛА:– – Шо? А-а… та, мамо, мне для колеру кобальтового яйца куриные треба. Два, а лучше шесть.

СОЛОХА: – Да поди ж в курятнике возьми!

ВАКУЛА:– – Ни-и, мамо. – (берет маму под руку). – Давайте мы вместе пойдём. А то у вас петух злой як собака! Кусается, зараза, так, шо аж больно.

- Вакула уводит Солоху.  Николя ищет черта

НИКОЛЯ: – Неужели Вакула обознался?

Из бочки – чертова морда

ЧЕРТ: – Чё надо, гимназист?

НИКОЛЯ: – Э-э?!

ЧЕРТ: – Крышку закрой. И рот тоже. Ты меня не видел, я тебя, 

Николя ухватил нечистого за козлиную бороду.

НИКОЛЯ: – Вот ты каков, враг рода человеческого!

ЧЕРТ: – Пусти, дурак, я защищаться буду, у меня лишай, я укусить могу!

НИКОЛЯ: – Вакула-а! Сюда! Пойма-а-ал…  чёрт вывернулся и кинулся наутёк, нарезая круги по хате., бил копытами посуду, плевался и кидался всем, что попадётся под руку.

ЧЕРТ: – В… на… на… по… в… если ты… в… тебе… на… и… на… через плечо!

- Николя гоняется за чертом, пытаясь пнуть его. Черт ногой отправляет его в нокаут, Николя напоследок запустил в него стулом. Черт визжит и сбегает.

ВАКУЛА:– – Николя! Братка, да ты живой ли?! –поставил Николя на ноги. – Шо тут було?! Мы ж с маменькой от курей идём, полну корзину яиц понаотбирали, а петух же, ей-богу, кидался до нас як цепной пёс! Бачим, из трубы нашей хаты живой чертяка выпрыгнул!!! Да як даст стрекача через весь двор на тоненьких ножках, стрекулист поганый, так через плетень и усвистел! А маманя у корзину с яйцами молча села, тока за сердце держится…

НИКОЛЯ: – Ты… был прав, –. – Это был чёрт. Настоящий. Мы тут… подрались немножко…

ВАКУЛА:–  А это у вас шо? – на лбу Николя алел чёткий отпечаток раздвоенного копытца. – Та-ак… то недобре, вас же в единый миг заарестуют! Може, сбрешем, шо на вас свинья наступила, пока вы пьяный пид забором заспались, а?..

НИКОЛЯ: – Почему нет? – – Крепко припечатал?

ВАКУЛА:– – Да уж неслабо! Та,.. к  утру сойдёт, а покуда, – кузнец снимает шапку, одевает на Николя  – От и добре. Пошли-ка отседа, по дороге погуторим. (в сторону) – Мамо! Вы бы там прибрались у хати…

Выходит Солоха, причитает: ой, серденко болить, от ироды ушастые… убирает со стол. 

Муз. номер

СОЛОХА-ВЕДБМА

Выходят Николя и Вакула 

НИКОЛЯ: – В общем, поверь, это был самый натуральнейший чёрт.

ВАКУЛА:– – И я ж его, вражьего сына, в окне видел! Ох, мамо, мамо-о…

НИКОЛЯ: – Да уж,… и как такая эффектная, многоступенчатая, я бы сказал, женщина, как Солоха, могла запустить в свой дом чёрта?

ВАКУЛА:– – Та разве ж я её понимаю?! Мамо, ….у ей свои закидоны…

НИКОЛЯ: – Понятно. Но, ей-богу, чёрт в доме – это уже перебор. И нельзя отрицать того факта, что…

ВАКУЛА:– – Та тю… Не було того факту!

НИКОЛЯ: – То есть, ты своими глазами, не видел свою маму на метле?!

ВАКУЛА:– –(Отрицательно мотает головой)  Може, оно так и было, шо греха таить, однако же… Мамо и видьма – не пойдет!

НИКОЛЯ: Плохо дело. 

ВАКУЛА:–  Слухай, да то ж не чёрт был, а лихой парубок в вывороченном тулупе. А вы не признали…

НИКОЛЯ: –нет, прости, этот тип был именно  чёрт.

Выбегают сестры Николя

СЕСТРА 1: – А вы слыхали, будто бы в Диканьке завелась самая настоящая ведьма! Летает на помеле, ругается неприличными словами да ещё и гадит сверху на головы, ровно ворона!

НИКОЛЯ: – Как это?!

СЕСТРА 2: – С завидной меткостью! Её все-все видели, она в собаку чёрную оборачивается да так на прохожих лается матюками каторжанскими, так что у супруги дьяка икота второй день не проходит.

ВАКУЛА:– – Дьякова-то? Так пьёт же, дура, без просыху и стыда перед Господом!

 СЕСТРА 1: А один известный козак утверждал, что, когда он спал в овине, туда залетела ведьма с распущенными волосами, в одной рубашке, подоила его быков в ведро и ушла!

ВАКУЛА:– – Тоже, поди, пьянючий был. Когда рядом с коровами спишь, и не такое привидится.

СЕСТРА 2: – Ах, что ж у вас всё пьян да пьяна?! Бывают ведь и чудесные вещи, и люди трезвые о них свидетельствуют.

НИКОЛЯ:– В Диканьке-то? – Ох, вот уж там-то ежели люди трезвые, то это и есть вещь чудесная.

ВАКУЛА:– – А как зовут ту ведьму, неизвестно?

СЕСТРА 1,2: – Солоха! 

НИКОЛЯ: – Нам срочно нужен чёрт, чтобы отвлечь внимание народа от дражайшей пани Солохи. 

Муз. номер

НИКОЛА С ВИКУЛОЙ У ПАЦЮКА 

ВАКУЛА:– Паныч, надо маму спасать!

НИКОЛЯ: – И что прикажешь делать?

ВАКУЛА:– – Як – шо? К ответу чертяку призвать!

НИКОЛЯ: – мысль хорошая, но где его искать?

ВАКУЛА:– – А вот про то есть у меня одно соображеньице. Поселился у нас в Диканьке, на самой окраине, во прошлом годе один знатный запорожец. Зовут его Пацюк! а старухи говорят, шо будто бы приходится он дальней роднёй самому чёрту!

НИКОЛЯ:–– А не поздно ли сейчас по гостям ходить?

ВАКУЛА:– – Ни! Мы ж тока спросить…

НИКОЛЯ: – Пошли.

Сцена наполняется дымом, звучит восточная мелодия. Четверо парней, на носилках выносят Пацюка, расстилают по обе стороны ковры.

ВАКУЛА:– Здоровеньки булы, пан Пацюк! Вот мы и пришли до твоей милости.

НИКОЛЯ: – Добрый вечер, простите, пожалуйста, что мы так поздно и без приглашения,  Мы с другом хотели бы получить у вас, как у человека опытного и знающего, небольшую консультацию по некоторым личным вопросам.

ПАЦЮК: – Сидайте, хлопцы.

НИКОЛЯ: – Спасибо, ничего, мы постоим.

ПАЦЮК:– Сидайте!

Парни «помогают» гостям сесть на ковры. угощение. «Восточный танец».

ПАЦЮК:– Шо за беда до вас приключилась, панове?

НИКОЛЯ: – Э-э, вам с текущего момента или с самого начала? 

- хлопцы замирают, на экране как в перемотке мелькают кадры, или Николя очень быстро произносит набор слов, жестикулируя руками. Вакула быстро кивает головой.

НИКОЛЯ: – Вот такие у нас дела, уважаемый пан Пацюк, 

ПАЦЮК:– Розумию вас, хлопцы, – Стало быть, что ж, тому, у кого проблема с чёртом, так и надобно идти к чёрту. – Да и не треба далеко искать чёрта, у кого чёрт за плечами, 

Николя, кинулся за спину друга искать чертей

ПАЦЮК:– То ж я образно, хлопцы. Чёрт у одного из вас у хате, да тока толку из него немае.

ВАКУЛА:– – А  правда, пан Пацюк, шо мамо моя ведьма?

ПАЦЮК:– Так зараз любая баба ведьма!  – А ежели у вдовы Солохи якие дела з нечистым, так нехай вин вам бумагу напишет, шо с той же Солохою ничего общего не имеет, и всеми святыми поклянётся, шо вона не ведьма! Розумиете?

ВАКУЛА:– – А як же…

ПАЦЮК:– Так и шо ж вам от мене еще треба?

-дым, парни уносят Пацюка за сцену, Друзья одни.

НИКОЛЯ: А он даже не удивился, узнав что твоя мама с чертом… в хате…

ВАКУЛА:– – И меня слухал вполуха.

НИКОЛЯ: – Да, так, словно давно всё знал. Ох и непростой запорожец у вас поселился…

ВАКУЛА:– – Непростой, – согласился кузнец, задрав голову вверх.

- на экране, (или в зале на потолке) гаснут звезды.

ВАКУЛА:– – Смотрите, да то ж, поди, ведьма звёзды ворует.

НИКОЛЯ: – Вакула, а напомни-ка мне, кто у вас в Диканьке ведьма?

ВАКУЛА:– – Шоб мне опухнуть… мамо! – Я до хаты не пойду,  Ну её, маму, она под горячую руку может и кочергой з порога огреть.

НИКОЛЯ: – Да, и чёрта вроде видно не было. А этот ваш Пацюк говорил, что нам-де непременно нужна справка от чёрта! То есть письменный документ с печатями для предъявления любому чиновнику.

ВАКУЛА:– – То завтра, я на боковую.

НИКОЛЯ: Да и мне пора, тетушка к ужину заждалась. 

Муз. номер

ВСТРЕЧА С ЧЁРТОМ

-свист, на сцену с разных сторон выбегают Никола и Вакула. 

НИКОЛЯ: – Что случилось?

ВАКУЛА:–  пришла беда пуще прежней! Я-то вчера до дому потёк– а у плетня маманя моя с каким-то козаком шуры-муры крутить! А он к ей со всякими галантностями так и подкатывает, так и шепчет чой-то, на ухо!

НИКОЛЯ: – Ну а ты?

ВАКУЛА:– – Шо я? Не стерпел той обиды, ещё издали кричу: «Эй, мил-друг, да ты, я вижу, мастер обниматься! А вот не желаешь ли сперва отведать этой груши?!» – грожу ему кулаком, он оборачивается, и…

НИКОЛЯ: – Вакула! Мать твою, ведьму, , хватит тут нагнетать, говори уже!

ВАКУЛА:– – Оборачивается он, и вижу я, шо то старый козак Чуб, отец моей Оксаны! И у мене аж всё упало…

НИКОЛЯ: – Так,  надо срочно засылать сватов. Пока Чуб ещё не твой новый папа, шанс есть.

ВАКУЛА:– – Який шанс, паныч Николя?! Та нешто та старая жадина, за меня свою дочку отдаст?!

Выходят парни

1-й:– Так то ж Вакула! Кузнец, шо малюет знатно! Га-а!

2-й:– А шо пан гимназист перед честным козачеством шапку не ломае? Може, он видит у том себе якой ущерб чести?!

3-й:– А може, тот паныч нас зовсим не уважаеть, коль пред нами шапку не ломае, ась?!

4-й:– Так зараз тот паныч нас не уважаеть, так я ему так дулю пид нос суну, шо вин…

1-й:– Прибьёт ще, хлопчик, (отступают)  – Та ты що, мы ж нищо?! Так то шутка, як меж собой трохи, по-соседски, дурью помаялись, як про между благородными людьми водится.

Потасовка. Появляется черт в красной свитке.

ЧЕРТ: – А шо у вас тут, панове, так весело? 

НИКОЛЯ: – Это кто? –

ВАКУЛА:– – А бис его знае, –– Може, простой козак, може, и запорожец.

НИКОЛЯ: – Не очень похож– Ни трубки, ни сабли, ни пистолетов. И одет как-то… слишком вызывающе, что ли…

ЧЕРТ: – А я-то сам с Запорожской Сечи буду, –. – Вот и шаблюка моя верная, у ляхов с бою взял. Вот и пистоль турецкий в отделке богатой. А где ж люлька моя? От и она!  А коли я чем волею или неволею нарушил вашу беседу, так то не в обиду или какое вашей чести оскорбление. За шо, не во гнев будь вам сказано, так готов и проставиться!

ВАКУЛА:– – Я кузнец местный, с Диканьки, а то мой приятель Николя с гимназии.

ЧЕРТ: – Ну а меня кличьте Байстрюк, –Так за то не отметить ли нам начало нового знакомства?

НИКОЛЯ: – А что, пан Байстрюк, могу ли я спросить вас прямо: в каком родстве вы приходитесь чёрту?

Все замирает,игра светом.

ЧЕРТ: – Та якой же вы догадливый, паныч!

НИКОЛЯ: – Уж простите.

ЧЕРТ: – Та ни в коем разе. Я и есть чёрт! (показывает рога под шапкой)

НИКОЛЯ: –и чего вам от нас надо? Предупреждаю сразу: душой не торгуем!

ЧЕРТ: – Та я и не надеялся, – Дело у мене до вас, хлопцы. Важное дело. На сто рублёв.

ВАКУЛА: – З нечистой силой не якшаемся. 

ЧЕРТ: Нет и не будет вам греха, коли историю мою выслушаете, а там уж и поступайте, як вам честь козацкая подскажет!

– Так вот в чём суть моей просьбы: известный польский чёрт Смолюх, мне извечный соперник и конкурент прислал мне вызов – один на один на шаблюках биться!

НИКОЛЯ: – Дуэль?

ЧЕРТ: – Она ж, зараза иноземная! Да тока, по всем законам, будут с его стороны два секунданта.

НИКОЛЯ: – И вы надеетесь, что мы…

ЧЕРТ: – А як же ж! Выручайте, хлопцы, . Там и робить-то ничого не треба, стойте себе, любуйтесь, як мы друг дружку за чубы дерём!

НИКОЛЯ: – В принципе, я не против. Но какие гарантии?

ЧЕРТ: – Панове, та вы шо? Мы ж з вами товарищи!

НИКОЛЯ: – Тамбовский волк тебе товарищ,  А ну пиши, бумагу партикулярную о том, шо пани Солоха нипочём и ни при каких условиях не может являться ведьмой! Вопросы?

-вытаскивают из-за пазухи бумагу и перо,

ВАКУЛА:– – А ежели тока шо не так, – Вакула снял нательный крест и сунул его под нос нечистому, – в ухо его засуну, из другого вытащу!

Байстрюк зачихал так, словно ему в обе ноздри набили турецкого табаку

ЧЕРТ: – Шо угодно для вас сотворю, добры люди, тока не кладите на меня страшного креста! Ить одним чиханием не отделаюсь, сидеть мне в аду с диареей лет сто без передыху!

-пишет

ВАКУЛА:– – Посмотри-ка, паныч, чего он там накалякал?

НИКОЛЯ: – «Сей документ выдан благородной вдове пани Солохе в том, шо она не является ведьмой! А буде у кого сомнения, так с ними добро пожаловать в пекло, где и надлежит жалобу на то подать в письменной форме, на циркулярном языке, со всеми печатями и заверением. не ниже уровня сорочинского заседателя. И шоб вы сдохли!» . – Ну, немного жестковато, конечно, однако же суть описана верно. Осталось только завизировать.

ВАКУЛА:– – То как?

НИКОЛЯ: – Печать нужна.

ЧЕРТ: – А-а, то раз плюнуть,  – Зараз усё вам проштемпелюем!

поставил на бумаге чёткий оттиск раздвоенного копыта.

ВАКУЛА:– – Ну шо, – чем не печать? Як по мне, так то и добре!

ЧЕРТ: Так я пийду?

НИКОЛЯ: А дуэль?

ЧЕРТ: Да шо мне та дуэль, дела поважнее заждались, бывайте хлопци. 

Муз. номер

ПРО ОКСАНУ 

НИКОЛЯ: Вакула!!!

ВАКУЛА:– Ну шо ж вы орете паныч, здесь я.

НИКОЛЯ: Тетка сказала, что Чуб в город уехал, пошли с Оксаной знакомиться.

ВАКУЛА:– Та не пойду я. Она ж дивчина с закидонами. У прошлых вечёрках опять спрашивала, добуду ли я ей те лабутены.

НИКОЛЯ: – Э-э…

ВАКУЛА:– – Ну то бишь черевички, да только на иноземный манер! А  я знаю, где взять энти лабутены?

НИКОЛЯ: Вот и надо разобраться в ситуации,. Может, все-таки познакомишь для начала?

ВАКУЛА:– – Та за-ради бога, вон она, дивитесь!

НИКОЛЯ: – Кто?

ВАКУЛА:– – Та хата Оксанина!

НИКОЛЯ: – Вакула, прости за прямоту, ты дурак?! На фига мне сдалась хата твоей Оксаны? Ты меня с ней или с её хатой знакомить собрался? 

- мимо прохаживаются парни,  девки, «Здоровеньки буллы», «А шо гарны хлобцы тут делают», «Ви кого-то пиджидаете» и т.д.

НИКОЛЯ: – Лично ты как хочешь, а я пошёл.

ВАКУЛА:– – Куды?

НИКОЛЯ: – Твою невесту смотреть.

ВАКУЛА:– – Так… она ж… она ж и поленом поперёк хребта огреет, не задумается! … Прощевайте, паныч! А я ще трохи тут посижу…

-прячется за сугроб, Николя отходит в сторону. По центру выходит Оксана с зеркалом.

ОКСАНА: – Что людям вздумалось говорить, будто я хороша? – Лгут люди, совсем я не хороша! Разве хороши чёрные брови мои и карие очи? Чем хорош лоб мой, як у рыбы толстолобика? Неужели же нет ему равных на свете? – И что ж хорошего в этом курносом носе? А в губах? Их словно укусила пчела! А в косе моей, что ж, разве она не похожа на змею, душащую меня за шею! Нет, теперь я верно вижу, что совершенно не хороша!

ВАКУЛА:– – (высовывается) Ну як там, паныч? 

Николя обернулся, демонстративно закатил глаза и, широко ухмыльнувшись, показал большой палец.

ОКСАНА: – Нет, хороша! –(всплеснув руками, запрыгала, кружась на одной ножке.) – Ах, как хороша! Какую радость принесу я тому, кому буду женою! Пожалуй, он всю меня зацелует до смерти!

ВАКУЛА:– – Не, ну шо там Оксана, а?

НИКОЛЯ: – (шёпотом) Чудная девка,  А скромная-а… Полчаса крутится перед зеркалом и не наглядится, да ещё и хвалит себя вслух на всю округу!

ОКСАНА: – Да, парубки, вам ли я чета?! Вот посмотрите, как плавно я ступаю, а какие ленты у меня на голове! Вам и на ярмарке не увидеть богаче галуна! И вон ещё добра полные сундуки, и всё это накупил мне отец мой, чтоб женился на мне самый лучший джентльмен на всём белом свете!

-хруст сломанного плетня, вопль Вакулы, Оксана увидела Николя.

ОКСАНА: – А вы кто? Разве хотите, чтоб приложила по спине лопатою? Вмиг пронюхаете, когда батьки нет дома.

НИКОЛЯ: – Э-э… хм, здравствуйте. (улыбнулся и отвесил церемонный поклон) – А я, видите ли, некий прообраз бога любви Купидона. Пришёл, так сказать, донести до вас добрую весть о некоем благородном парубке, сражённом вашими длинными ресницами прямо в своё козачье сердце!

ОКСАНА: – Ой, та шо ж вы такое говорите? – Неужто я могла кого-то поразить в самое сердце? Сбрехнули, поди?

НИКОЛЯ: – Не смею брехать пред такой красотою и даже привычки оной не держу. Приятель мой до вас всей душой влюблённый и очень уж страдает. Не ест, не пьёт, исхудал от неразделённой любви.

ОКСАНА: – Ох ты ж мне, божечки, як же интересно вы рассказываете… (заметила Вакулу)– О, та я ж вон того знаю! Ты же Вакула, кузнец! Сын вдовы Солохи, за которою мой батька, старый дурень, волочится. Так шо ж, сундук мой готов?

ВАКУЛА:– – Бу…будет готов, моё серденько,  Если б знала, сколько возился около него, три ночи не спал, не выходил из кузни, всё представлял, как ты тот сундук то раскрываешь, то закрываешь, то раскрываешь, то…

ОКСАНА: – Три ночи без сна, говоришь?! Оно и видно. Иди проспись, Вакула…

НИКОЛЯ: – Зато ни у одной поповны не будет такого сундука, 

ОКСАНА: – Романтично, .

ВАКУЛА:– – Не сердись же на нас, красавица! Позволь хоть поговорить та подивиться на тебя.

ОКСАНА: – Кто ж вам запрещает, говорите та дивитесь.

ВАКУЛА:– – Позволь хоть стать рядом? 

ОКСАНА: – Да кто ж вам мешает, стойте…

-кузнец подходит

ВАКУЛА:– –( раскатывая губы) .Чудесная Оксана, позволь уж и поцеловать тебя! 

Николя также ринулся вперёд для поцелуя

ОКСАНА: – Эй?! Да вам, гляжу, когда мёд, так и ложка нужна? 

– Оксана столь ловко выпуталась, , что герои наши едва не чмокнули друг дружку.

ВАКУЛА:– – Ну не любит она меня, паныч, – повесил нос Вакула.

НИКОЛЯ: – Абсолютно. Я бы даже сказал, с банковской гарантией!

ВАКУЛА:– – Мучит меня бедного, а я за той грустью света белого не вижу. ОКСАНА: – Слушай, кузнец, а правда ли болтают, шо твоя мать ведьма? 

ВАКУЛА:– – Что мне до матери, моё серденько? Ты у меня всё, что есть дорогого на свете.

НИКОЛЯ: – Гм, вообще-то нет, – Я имею в виду, что нет, дражайшая пани Солоха, ни в одном глазу не ведьма! У неё и документ об этом есть.

ОКСАНА: – Вишь как чудно,  Да только знай, Вакула, отец мой не промах, он и сам не женится на твоей матери.

ВАКУЛА:– – То как, покозакует и в кусты? 

ОКСАНА: – Ой, та я как бы того не говорила, . – Однако ж заболталась я с вами. Чего же не идут девчата? У Параськи на хате вечёрки сегодня. Мне становится скучно.

ВАКУЛА:– – Да бог с ними, моя красавица!

ОКСАНА: – Как бы не так! С ними же, верно, придут и парубки. Тут-то пойдут балы с подкатами. Представляю, сколько наговорят смешных историй!

НИКОЛЯ: – Вау?! – Так тебе весело с ними?

ОКСАНА: – Да уж веселее, чем с вами! По-любому!

ВАКУЛА:– – Издевается она надо мною, –Я ей столько же дорог, как проржавевшая подкова. Но пусть только глянет кто на нее, враз отучу!

-Оксана  уходит за кулисы, друзья пооглядывались, ушли следом. 

Муз. номер

Танец. После танца остаются на сцене.

ПРО ЧЕРЕВИЧКИ

Выходит Оксана, за ней парни. 

ОКСАНА: – О, Одарка! –У тебя новые черевички! Ах, якие же воны хорошенькие! Та ще з вышивкой и золотом!

НИКОЛЯ: – Зацени, 

Вакула уставился на обувь подружки его избранницы.

ОКСАНА: – Хорошо же тебе, Одарка, у тебя есть человек, который всё тебе покупает. А от мне, несчастной, некому добыть такие славные черевички…

ВАКУЛА:– – Опять завела ту же шарманку, – Да уймись ты, моя ненаглядная Оксана, я тебе достану такие черевики, якие редкая панночка носит!

ОКСАНА: – Кто, ты? –(обернулась на его)– Посмотрю же я, где ты достанешь черевички, кои я могла бы надеть на свою белую ножку.

ВАКУЛА:– – А вот те крест, достану!

НИКОЛЯ: – Вакула, заткнись,  Разоримся же к бису, откуда у нас столько денег на все её капризы?!

ОКСАНА: – Да разве принесёшь те самые черевички, которые носит сама царица? 

ДЕВУШКИ: –– Вишь каких захотела, –(Оксана грозно топнула ногой)

Все на миг притихли.

ВАКУЛА:– – Вот те слово козацкое! 

ОКСАНА: – Будьте же вы все свидетельницы, ежели тока добудет мне кузнец те самые царицыны черевички, то вот вам всем моё слово, шо в тот же час выйду за него замуж! Щоб мне лопнуть поперёк сзаду, коли сбрехнула! Щоб у меня спереди усё до колен обвисло, щоб у меня волосы до Рождества дыбом стояли, щоб у меня брови выпали, а усы выросли, щоб у…

Хохочущие девушки увели с собой бушующую красавицу.

НИКОЛЯ: – Смеётся она над тобою.

ВАКУЛА: Та я и сам над собой смеюсь. Она меня не любит, да и бог с ней!

НИКОЛЯ: – Кстати, и хозяйка она так себе, только и знает, как наряжаться да вертеться перед зеркалом.

ВАКУЛА:Та и я про шо! Слава богу, много добрых дивчин и без неё на селе.

НИКОЛЯ: – Ты прав, друг мой, –Вот только…

ВАКУЛА:–  Шо, паныч? 

НИКОЛЯ: – Да чтоб мне до старости Байстрюку копыта чистить, достань Оксане эти царицыны черевички! Докажи всему свету, что ты не хвост собачий, а сын козачий!

ВАКУЛА:– – А в глаз за сомнения?

НИКОЛЯ: – Рискни.

ВАКУЛА:– – Не буду, – Вы ж мой друг?

НИКОЛЯ: – Значит, за лабутенами? Теперь это уже вопрос принципа!

ВАКУЛА:– – Оно так. Пойдём и добудем! 

Муз. номер

ЗА ЧЕРЕВИЧКАМИ 

НИКОЛЯ: – Вакула, Так мы идём?

ВАКУЛА:– – Куды?

НИКОЛЯ:– Я с тебя периодически тупею. Кто у нас знает, как достать царицыны черевички? Ты? Я? Нет. Значит, нам прямая дорога к тому же черту.

ВАКУЛА:– – Ох, паныч, тока я  Байстрюку не верю.

НИКОЛЯ: – Я тоже не верю. Но как нам без чёрта добыть царскую обувь женского покроя и размера? Письмо царице отправить, мол пришлите пару туфель в Диканьку, очень надо?

- раздается песня «Распрягайте хлопци кони», на сцену в тележку парни выкатывают пьяного, орущего черта

ЧЕРТ: – Кого я вижу, хлопцы?!  А де ж вы запропали?!

НИКОЛЯ: – Где запропали? Вообще-то мы в прошлый раз так и не узнали, а кто кого победил на дуэле?

ЧЕРТ: - так сразил я в неравной схватке Смолюха, в общем – ничья. а вы чего хотели, панове-добродии?

ВАКУЛА:– – Тебя, 

НИКОЛЯ: – Ну, не совсем так уж прямолинейно, Но на самом деле нам крайне нужен ваш совет.

ЧЕРТ: – Так то ж совсем иное дело! – (Байстрюк сунул за пазуху руку, извлекая лист бумаги, кулак Вакулы замер у него под носом.)

ВАКУЛА:– – Тока попробуй предложи…

НИКОЛЯ: – Никаких договоров и подписей кровью, –либо совет, либо в глаз. Но если выслушаете, то угощенье за наш счёт!

ЧЕРТ: Давайте, без драки и угроз. Ещё раз – чего вам треба?

ВАКУЛА:– – Черевички от самой царицы! 

ЧЕРТ: – Ну, то можно. Однако же вы понимаете, шо за всякую услугу есть своя плата?

Вакула с Николя.– Угу, – переглянувшись, мрачно кивнули

ЧЕРТ: – Так вот, ежели угодно будет вашей милости добыть те черевички, бо их же потребно украсть, так кто же их даром али за гроши вам запродаст, то и на то тоже, как ни верти, а всё ж таки оговорённая традициями оплата душою як следствие кажется разумною. Так ли, панове?

ВАКУЛА:– – Душу не дам, –– И свою не дам, и панычу не дозволю!

ЧЕРТ: – Здалась вам та душа?! Шо вам в ей такого? Да тьфу, и всё, ни потрогать, ни посмотреть, ни понять, тока болит як зараза.

Николя подмигнул, и кузнец взмахнул тяжёлым кулаком

ЧЕРТ: – Та шо же це таке?! –– От лупит и лупит, як молотом, никакого понятия об галантности! Нет шоб сесть, и обсудить всё миром меж собой, як промежду добрых товарищей водится. Хотите черевички, будут вам черевички! Но драться-то зачем?!

ВАКУЛА:– – Та я ще не дрался, я тока начал. 

ЧЕРТ: – От тока тронь меня ще раз, я ж сдачи дам! И лететь тебе, кузнец, до самого Санкт-Петербургу времён правления матушки Екатерины!

ВАКУЛА:– – Треба лететь обоим. 

ЧЕРТ: – Та вы шо, на дуб за гарбузами полезли, на банане пидскользнулись та з того же дубу вниз башкой и рухнули?!  Як же я вас двоих на закорках до столицы допру? Мне шо, брюхо надорвать треба? Так шоб вы знали, я против!

Николя оседлал черта, Вакула залез в тележку.

НИКОЛЯ: – Неси нас сей же час в Санкт-Петербург, к самой царице!  А не то, перекрещу тебя сей же миг и не помилую!

ЧЕРТ: Ну пошли.

ВАКУЛА:– Нам бы побыстрее…

ЧЕРТ: Тогда побежали!!!

-звук ветра , метель, пустая сцена. На экране удаляющийся черт. 

Муз. номер

У ЕКАТЕРИНЫ 

-звук ветра , метель, На сцену выходит царская свита. Среди них царица Екатерина. Кубарем под ее ноги выкатываются Николя с Вакулой. растянулись на полу со всем усердием. 

ЕКАТЕРИНА: – Встаньте же! 

ВМЕСТЕ:– Не встанем, мамо! – Умрём, а не встанем!

Царедворцы пытаются поднять друзей.  Вакула на каленях:

ВАКУЛА:– – Ваше царское величие, не прикажите казнить, прикажите миловать! Из чего, не во гнев будь сказано вашей милости, сделаны черевички, шо на ножках ваших? Думаю так, шо ни один мастер на всей земли не смог бы такое сделать! Боже ж ты мой, что, ежели б волею вашей и моя жинка надела такие черевички!

ЕКАТЕРИНА: – Фстань, – Прафо, мне нрафится такое искреннее прямодушие. Если тебе хочется иметь такие башмачки, то это нетрудно сделать. Эй, принесите сей же час самые дорогие мои туфельки с золотом!  – Я слышала, будто бы у фас на Сечи никогда не женятся?

ВАКУЛА:– – Як же то можно, мамо! – Ведь чоловику, сама розумиешь, нельзя без жинки.

ЕКАТЕРИНА: – Как это? 

ВАКУЛА:– – От так! –– Мы ж люди грешные. (подали туфли)  

То черевички?

НИКОЛЯ: – Вообще-то скорее туфли, – И, ей-богу, это лучшие женские туфельки на высоком каблуке, какие я только видел на дивных девичьих ножках. Комментируй уже, дубина!

ВАКУЛА:– – Ваше государственное величество, – что ж, ежели такой красоты черевички на ногах ваших, так яки же должны быть сами ножки? По моему скромному розумению, не иначе как из чистого сахару!

Государыня Екатерина, благосклонно улыбнулась, зааплодировала свита.

ВАКУЛА:– – Так шо ж, ваше императорское величество,  а коли по чести спросить, не во гнев будь вам сказано, правда или брешуть, шо цари едят один только мёд да сало? А ещё хотелось бы…

Николя сгрёб приятеля за шиворот, силком утаскивая его подальше от Екатерины Великой

НИКОЛЯ: (из-за кулис)– Выноси нас отсюда, нечистая сила!

-звук ветра , метель, со сцены уходит свита,. На экране удаляющийся черт. 

Муз. номер

ВИЙ

-звук ветра , метель, черт с друзьями на загривке. Их догоняет ведьма верхом на метле. 

ВЕДЬМА:– О, дивись, це хто? Так то ж пан Байстрюк! –– А що це на вас за важный вельможа едет?

ЧЕРТ: – Лети своею дорогой, Наталка,  Не бачишь, заняты мы!

ВЕДЬМА:–  Та вы ж, поди, тоже к Диканьке спешите? Ох, чую, знатно повеселимся этой ночью! Уж будут пляски та шалости, балы та забавы, горилка та закуска!

НИКОЛЯ: – А что ж такое намечается, красавица? 

ВЕДЬМА:–  Так вы шо ж, не знаете? Оксанку Чубову заманили в западню,  Вот вже удивится тот кузнец, шо малюет знатно! Отольются ему все пакости, что строил нам на неделе! Догоняй, Байстрюк, а то и глотка христианской крови не достанется.

ВАКУЛА:– – Стоять! – Мне показалось, или та ведьмака про мою невесту гуторила?

НИКОЛЯ: – И очень похоже, что она в беде,  А ну в галоп, марш, марш!

ЧЕРТ: – От козаки,  Мало того шо на шею сели, так они ще и ножки свесили?! А вот буде з вас. Геть отселя…

-сбрасывает друзей, смывается.

ВАКУЛА:–  (орет) – Оксана-а! (оглядывается) Это ж где мы с тобой приземлились?

НИКОЛЯ: – В заброшенной церкви за селом. С неё всё началось, здесь, думаю, сила нечистая и реванш взять хочет.

ВАКУЛА:– – Ну-ну, нехай рискнут, бисовы дети…

НИКОЛЯ: – Главное, не бежать, – Иначе не выдержат и кинутся на спину.

ВАКУЛА:– – Сам чую, –демонстративно перебрасывая тяжёлый молот из руки в руку

НИКОЛЯ: Смотри! Вон Оксана в центре, у алтаря!

ВАКУЛА:– – Не дышит, паныч!

НИКОЛЯ: – В обмороке, сознание потеряла. По щекам её похлопай… да аккуратно же!

Тяжёлая ладонь влепила Чубовой дочке две  пощёчины, она пришла в себя.

ОКСАНА: – Ой мамоньки-и… ой що деется?! Та где я и зачем же, , меня сюда принесли? Может, я уже вся украдена и… и…

ВАКУЛА:– – Не бойся, моё серденько, то я, Вакула!

ОКСАНА: – А-а, узнаю тебя, что же, сундук мой готов?

НИКОЛЯ::– – Походу, она головою ударилась, – Поднимай её, выноси на свежий воздух. Может, разум вернётся. Ну а нет…

ВАКУЛА:– – Не смейте так говорить, паныч! Оксанонька, золотце моё, подивись на меня взглядом осмысленным, а?!

Тут диавольский хохот раздался со всех сторон! Молодой гимназист едва успел с нереальной скоростью растянуть стальную цепь в не очень ровный круг, как вся церковь мигом наполнилась ликующей нечистью.

НЕЧИСТЬ: – Поймались! Купились! Бейте их, грызите, царапайте-е! 

– Только ломанулись бесы с ведьмами вперёд, как замерли перед железом, не в силах преступить круг.

НЕЧИСТЬ: – У-у, нехорошо, не по-соседски получается, козаки! Выходите уже, погуторим по-светски, як в культурных хатах всей Европы принято!

ВАКУЛА:– – Паныч, можно я им ту Европу неприлично зарифмую?

НИКОЛЯ: – Не стоит, было бы перед кем оправдываться. Пусть хоть слюной захлебнутся, а мы из круга ни ногой.

НЕЧИСТЬ: – Зовите Солоху! 

СОЛОХА: – А що мене звать, так вот она я. –Дайте подивиться, що тут у вас деется? Так, що Оксанку споймали, то добре. Будет знать, як мешать моим полюбовностям з её батькою. О, и тощего паныча Николя зловили?! Яка негаданна радость! От будет знать, учёна крыса, як мого сыноньку з пути сбивать…

ВАКУЛА:– – Мамо-о, 

СОЛОХА: – Вакула-а,  А ты що тут робишь? А ну, марш до хаты, неслух эдакий!

ВАКУЛА:– – Ни, мамо. Я тут буду. С Николя та Оксаною.

НЕЧИСТЬ: – Забить их, забить всех! Крови хотим, крови-и-и! 

Солоха наклонилась, медленно подняла помело и встала одна против всех.

СОЛОХА: – Оксану ешьте, паныча длинноносого – ешьте, но коли хто моему единому сыноньке тока зуб покажет – своей рукой усю челюсть выбью!

НЕЧИСТЬ: – Да что же за безобразие тут творится?!  Получается, мы из-за одной дуры-ведьмы такого блюда лишимся? Уберите её уже отсюда, ужинать пора!

СОЛОХА: – Якая ведьмота там ще чирикает?

Толпа старых ведьм бросилась на неё со всех сторон с сетью и верёвками. Солоху выдворили из церкви. Вакула дёрнулся о на защиту матери Николя оказалась быстрее Вой поднялся-а-а преоглушительный…

ОКСАНА: – Ох, хлопцы, а що тут вообще творится? –Може, то мне снится?

ВАКУЛА:– – Може, и снится, мое серденько, 

ОКСАНА: – А, так ежели оно снится, то я могу сказать, що…

НЕЧИСТЬ: – Эй, козаки!  Давайте уже по-хорошему. Мы вас уважаем, вы нас, мы вас без боя выпустим, а вы нам ужин оставите! По рукам?

ВАКУЛА:– – По мозгам! (молот полетел в толпу визг.)

ОКСАНА: – Паныч, а паныч, –– а як вы думаете, мой Вакула и впрямь меня так любит?

НИКОЛЯ: – О, я бы даже сказал, что…

ОКСАНА: – Да ведь вряд ли где найдётся в другом месте, хоть бы и в самом Киеве или, скажем, даже в Полтаве, такой молодец, как кузнец! – Он же ж всегда любил меня! Он дольше всех выносил все мои капризы! Я ще в прошлую ночь ворочалась з боку на бок, а не могла заснуть, сама себя бранила за то, що так строга с ним! Та могла бы разок позволить поцеловать себя в щёчку! Мне бы ни о чём не думать, а я, дура, всё думала о нём. И знаете шо, паныч Николя…

НИКОЛЯ: – По-моему, вы влюблены в него по уши.

ОКСАНА: – Хто?! Я?! Ах-ха-ха! – Не-е, ну да, може, трохи, а так не… нельзя разве?!

под своды старой церкви взлетел новый клич со свежей идеей:

НЕЧИСТЬ: – Вия! Позовите Вия!

– Да, да, Вия сюда! Только он может разомкнуть круг! Он сильнее всех, он могучий, древнего Вия зовите! –Ступайте же за Вием!!!

НИКОЛЯ: – А Вий – это кто?.

ВАКУЛА:– – Так про то разве лысый черт ведает, –

настала странная тишина в церкви. вдали послышалось волчье завывание, заухали совы, раздались страшные тяжёлые шаги.  Нечисть почтительно расступилась, давая дорогу великану 

ВИЙ: – Поднимите мне веки, не вижу! 

Оксана в ужасе кинулась на шею кузнецу. Тот понял, что смерть разлучит их уже в эту минуту, и быстренько достал из-за пазухи царские туфельки.

ВАКУЛА:– – Вот, любимая моя Оксана, я принёс тебе те самые черевички, которые… носит сама царица,

ОКСАНА: – Нет, не нужно мне черевичков. Я и без черевичков на всё…

НИКОЛЯ: – Простите, что вмешиваюсь в вашу идиллию,– Но нас тут вроде как убивать собираются, нет?

Четверо чертенят подбежали к Вию, железными вилами поднимая ему веки.

ВИЙ: – Вот они! – Хватайте их!

Оксана, взвизгнув, бросила царскую туфлю прямо в разинутый рот чудовищного великана. Тот захлопнул пасть, проглотил и продолжил:

ВИЙ: – Рвите их! Убивайте и… их… ик? Ой… шо це було?!

В то же мгновение живот его страшно раздулся, внутри всё утробно заурчало, черти и ведьмы прислушались, а самые догадливые уже развернули лыжи свои на выход, но тут грянул взрыв! Нечисть разлетелась кто куда.

- раздался петушиный крик. все исчезло.

НИКОЛЯ: – Это ваше. –(приподнял с полу царскую туфельку),– Думаю, вот с этого серебра его так и разорвало. Берите же, хоть на память!

ОКСАНА: – В хате всё до дела сгодится,  Но чтоб ты знал, Вакула, я и без черевичков твоя на веки вечные!

ВАКУЛА:– – Серденько ж моё, , обнимает избранницу. 

Муз. номер

СВАТОВСТВО

Оксана, Вакула, Николя возвращаются в деревню, навстречу им толпа. 

ЧУБ: – Доченька моя?

ОКСАНА: – Отец! –

ВАКУЛА:– – Батьку, не гневись! – Кузнец протянул подарки старому козаку Чубу и опустился перед ним на колени. – Помилуй, батько! Возьми нагайку, бей, сколько душа твоя пожелает! Во всём каюсь, дурак был, бей, тока не гневись!

ЧУБ: – Э-э…

ВАКУЛА:– – Ты ж когда-то братался с моим покойным отцом. Вместе хлеб-соль ели, турок били, магарыч пили! За-ради его памяти и товарищества святого помилуй, батько!

ЧУБ: – А шо? Це добре! – Подивитесь, люди добри, який важный пан нам поклоны бьёт?

НИКОЛЯ: – Да не тяните уже, 

Чуб принял нагайку и три раза, от всей души, ударил Вакулу по спине

ЧУБ: – Ну, будет с тебя, вставай. Старых людей завсегда слушай! Забудем же всё, что было промежду нами. Теперь говори, чего тебе хочется?

ВАКУЛА:– – Батька, – не вставая колен, , – отдай за меня Оксану!

ЧУБ: – Ну… ежели она сама не против. –Добро же, засылай сватов!

Оксана, бросилась на шею вставшего Вакулы, одаряя его поцелуями. 

Муз. номер

ФИНАЛ

Звучит новогодняя мелодия. На сцену собираются все участники представления

СЕСТРА  1:

По крышу хату снегом завалило,
За три шага плетня не увидать.
Ночь пролила на серебро чернила,
Ой, мамочки, какая ж благодать!

СЕСТРА  2:

И Млечный шлях в бездонной мгле белеет,
И в воздухе разлито колдовство,
Ах, почему так сладко сердце млеет,
Так сладко млеет в ночь на Рождество!

ЧУБ:

К той понюшке табаку,
Да горилки доброй чарку,
Много ль надо казаку?
Чтоб на сердце стало жарко.

ЧЕРТ:

То и надо, чтоб кума
Только тронь – и зазвенела,
То и надо, чтоб сума
Не худела, а полнела.

СОЛОХА:
Не страшны нам злые беды,
Пусть сгорит усё дотла,
Лишь бы хата у соседа
Краше нашей не была.

НИКОЛЯ:

Наша сказка-небыличка
 недалёка до конца.

Вот уж есть и черевички

 у Вакулы-кузнеца     

Есть подарок для Оксаны!
Выполнен её завет!
Сватовством, венцом желанным
 будет завершён сюжет…         

ВАКУЛА.
Зацветут на сугробах цветы…
ОКСАНА.
Петушок нас разбудит с утра…
Это кто там стучится
ВСЕ: Сваты!
ОКСАНА.
Я согласна!
ВАКУЛА. Согласна! 

 ВСЕ. Ура!                                        

Шуршание, туканье по микрофону, меняется муз. тон. Оживает экран, два Деда Мороза 

НИКОЛЯ:

Подождите, подождите, Новый год все-таки!

ВАКУЛА. Чо ж ви не бачите? То ж ми опять…

НИКОЛЯ:

Ну, Вакула…

ВАКУЛА. А я шо? Дорогие друзья!!!  Я хочу сказать спасибо моему другу Николя Гоголю, что сохранил мой образ в веках, а так же Андрею Белянину за то, что переложил бессмертные строки, для живущего поколения.

НИКОЛЯ:

А я хочу добавить, что ровно 20 лет назад на Усть-Пристанской сцене уже летал черт, и Солоха собирала звезды. И так же нечисть была наказана, и торжествовала любовь!

ВАКУЛА.

Больше нечего добавить.
Час веселья настаёт!
НИКОЛЯ:

Всех зовём встречать и славить
Рождество и Новый год!

ЦАРИЦА: Друзья, подождите! Новый год без Деда Мороза и Снегурочки – это неправильно!

НИКОЛЯ: Уважаемая, Екатерина! Но ведь в те времена еще не придумали таких сказочных персонажей.

ЦАРИЦА: Вы забываете, что в сказке - все возможно, стоит только загадать желанье, и оно обязательно исполниться!

Звучит новогодняя мелодия, Выходит Дед Мороз и Снегурочка. 

ДЕД МОРОЗ: Друзья! Я новость вам принес,
(Ведь как-никак, я - ДЕД МОРОЗ)
Что скоро будет на пороге
Год Новый! Он уже в дороге!
СНЕГУРОЧКА: Новый Год! И в воздухе морозном - 
Волшебство и ожидание чудес. 
Пусть сегодня, этой ночью звездной,
Будут счастливы все, кто собрался здесь.
ДЕД МОРОЗ: Друзья, вам   рассказали небылицу,
что в памяти своей хранит народ,

как в древности кузнец летал в столицу
верхом на чёрте в ночь на новый год.
СНЕГУРОЧКА: Ту сказку написал великий Гоголь
в Диканьке накануне рождества,
и мы здесь собрались сегодня чтобы
наполнить праздник силой волшебства.

ДЕД МОРОЗ: Мы вам пересказали смысл вкратце:

А натолкнул на мысль - Андрей Белянин

 Прошу вас, не судите строго, братцы,

Ведь мы любовь и дружбу прославляем!

СНЕГУРОЧКА: От нечисти избавились по ходу
Закончим поздравленьями рассказ
На сцене нашей множество народу!
ВМЕСТЕ: Мы с Новым годом поздравляем вас!

НИКОЛЯ: Всем здоровья, счастья и удачи,
ВАКУЛА: Женщинам – волшебной красоты,
СОЛОХА: Их мужьям – на Красном море дачи,
ОКСАНА: Детям – пусть сбываются мечты.
ЧЕРТ: Сколько денег? – Так, чтобы хватало,
ВЕДЬМА: Так работать, чтобы ночью – спать.
ДЕД МОРОЗ: Чтобы мы (хоть нас тут и немало),
Через год все встретились опять! 

ФИНАЛЬНАЯ ПЕСНЯ