Breadcrumbs

«СОЛДАТСКОМУ БРАТСТВУ ВЕРНЫ»

Сценарий
театрализованного поздравления ветеранов с Днем Победы
«СОЛДАТСКОМУ БРАТСТВУ ВЕРНЫ»
9.05.2008 год


На сцене стоят цветы, звучит мелодия военных лет, выходит девочка.


ДЕВОЧКА:
В мае цветы на Алтае еще не цветут, Но посмотрите
на праздничность светлого Мая! Рдеют тюльпаны, гвоздики и... алые розы несут люди в руках... Это память сердец оживает!
Я знала, что иду на встречу с самыми необыкновенными людьми... С победителями! С вами... С вами … с вами... и вами... Какой подарок я могла бы сделать всем вам?

Я принесла алые цветы...
(Берет по одному цветку , ставит их в вазу.)

1941! 1942! 1943! 1944! 1945! Пять. Пять алых роз... пять огненных лет!

Заплавлено в медали пламя Мая,
И гордый звон, и горький стон слышны.
Минувшая война, седая и святая,
Должна храниться в памяти детей,
Не ведавших войны.
(уходит со сцены)

На сцену выходит журналист

Журналист.
Да... Седина на висках у нашей Победы. Еще бы — за шестой десяток перевалило! Торжества по всей стране проходят немалые. Но здесь я нахожусь не по заданию редакции, а потому что попросила меня об этой встрече знакомая школьница. Почему-то именно сегодня, здесь и сейчас. Я не смог ей отказать.
Запыхавшись, выбегает Света с букетом цветов.

Света. Здравствуйте! Спасибо, что пришли. Поздравляю с Днем Победы! (Отдает цветы.) Я знала, что вы придете.

Журналист. Здравствуй, Света! Спасибо за поздравление. Отдышись и объясни, зачем я тебе понадобился? У меня были другие планы, ведь сегодня такой день!..

Света. Именно поэтому. Вы ведь каждый девятый май¬ский день ходите на встречу ветеранов, задаете им вопросы. Они делятся своими воспоминаниями, которые я тоже хотела бы услышать, и потому в этот момент буду с вами рядом.

Журналист. Молодец, интересуешься. (Вздыхает.) Только ветеранов-то у нас все меньше и меньше. Как сказал поэт: «Мы не от старости умрем, от старых ран умрем». А что касается воспоминаний — их в этом блокноте да и в памяти немало. Хочешь, расскажу, как мой отец встретил тот незабываемый и долгожданный майский день 45 года?

Света: Конечно! Пойдемте присядем.

Звучит мелодия «Майского вальса». С одной стороны сцены — освещенная скамейка. Журналист и Света садятся, и он начинает рассказ. Постепенно звучание музыки усиливается.

Журналист. В такой же утренний час в мае 45-го вышел он, худющий после госпиталя, неправдоподобно молодой, и остановился у Каменного моста. В Москве это было. Держась за бронзовые перила, стояли еще несколько прохожих, они как будто чего-то ждали. Маленький седой человек обернулся к отцу, протянул руку и сказал всего два слова: «Ну, вот!» Облегченно вздохнул, повернулся и пошел вдоль моста. Потом остановился, взъерошил обеими руками волосы, засмеялся и сказал: «Значит, живем, товарищи!»
А по мосту почти бежала молодая женщина. Без платка, ветер растрепал ее волосы. Она остановилась возле седого человека, схватила его за руку, поцеловала в щеку, засмеялись, метнулась дальше, поцеловала отца и исчезла... А потом на московские улицы хлынули люди. Кто-то лихо плясал прямо посредине мостиной, а рядом в голос плакала женщина. Потом толпа подхватила молодого лейтенанта качала, качала его, высоко подкидывая в весеннее небо.

Рассказ журналиста сопровождают «живые картинки»

Света. А уже потом, 25 июня 1945 года был Парад Победы. И победившая армия прошла по Красной площади! Да?

Журналист. Не прошла, а прочеканила! И бросила к подножию Мавзолея поверженные штандарты фашистской Германии!

Звучит барабанная дробь. Выходит ДЕВУШКА в военной форме. Звучит мелодия песни военных лет «Эх, дороги».

ДЕВУШКА
Это были последние шаги по долгим военным дорогам!
Великий праздник на пороге –
Победный майский день весны!
И вспоминаются дороги
Так всем нам памятной войны.
Те дороги встают чередой,
И года шли по ним как солдаты:
Сорок первый, сорок второй,
Сорок третий, четвертый, пятый!

ДЕВУШКА
Нам дороги эти позабыть нельзя! Какие мысли были у бойцов, когда они глотали пороховую пыль, месили сапогами грязь, мерзли на ледяном ветру? А сколько неожиданных встреч было на этом незабываемом пути домой!

ВСТРЕЧА

СОЛДАТ: Стой! Стой, тебе говорят... Стрелять буду...
(Появляется Девушка в полосатой куртке.)

ДЕВУШКА: Стреляй! В меня уже стреляли и голодом морили... И собаками травили. Так что ничем не удивишь...

СОЛДАТ: Из плена, что ли?

ДЕВУШКА: С того света.

СОЛДАТ: Значит... из лагеря... Тощая-то какая...

ДЕВУШКА: Тощие лучше горят, дыма меньше... Вы и вправду наши?
(Трогает его погон.)

СОЛДАТ: Погон не видела? Мы все теперь в погонах.

ДЕВУШКА: Ждали мы вас... Шибко жда¬ли... Жанна всегда говорила, что вы придете весной, когда яблони в цвету... А Линда не верила... И я не верила... После того, как Жанну сожгли, а Линду на лагерном плацу затравили собаками.

СОЛДАТ: Теперь домой?

ДЕВУШКА: Нет... С вами... На Берлин. Хочу своими глазами увидеть, как рухнет подлый рейх. Должен же кто-то из нас троих это увидеть. И должен быть суд. Или что-то такое... Нельзя, чтобы не было... Чтобы все сошло им с рук... Я буду там свидетелем. Я расскажу, как собаками травили Линду. Она не выдала нас. Никого... Расскажу, как звери в белых халатах резали, кромсали мою Жанну. Я знаю... вы не возьмете меня. Но я там буду. Обязательно буду. Увидите...
А если что... Не сочтите за труд — поклониться русской земле. Скажите, что ее девчонка не подвела.

СОЛДАТ: Голодная, поди?

ДЕВУШКА: Не важно.

СОЛДАТ Погоди...
(Снимает с плеча вещмешок. Достает "НЗ" и делится с Девушкой.)

Бери, бери... Только ешь не сразу... И еще... Будь осторожней... Стреляют... Могут убить.

ДЕВУШК: Могут. Но я дойду. Обязательно. Нечего подарить тебе, солдат, за Победу. Давай я тебя поцелую.
(Целует и крестит солдата.)
Храни тебя, Господь...
(Уходит. Солдат смотрит вслед.)
СОЛДАТ:(зрителям) Удивительно, но до Берлина она добралась. И на Нюрнбергском процессе была одним из свидетелей.

На сцене Журналист и девочка

Света.
Я вот о чем хочу вас спросить. Известно, что наши сибирские дивизии были на войне в самой гуще фронтовых событий. Расскажите что-нибудь интересное об этом.

Журналист. Сколько угодно. Они прибыли в разгар великой битвы за Москву. Из вагонов, на жесткий мороз степенно выходили в распахнутых ватниках, в гимнастерках, умывались на ледяном ветру, обтирались снегом до пояса, шутили:
- однако, климат у вас легкий!
- снежок – холодит, снежок – молодит!
- Эх , Сибирь – грудь на распашку!
- Нас называли «Снежная кавалерия» - хорошо обученные, сильные, выносливые, отличные стрелки и охотники из районов края, умеющие прекрасно ориентироваться на местности.
- шведская газета в 1941 году писала: «Германские части были брошены в ночную атаку против наводящих на них ужас сибиряков… Немцам пришлось признать, что сибиряки сражаются с нечеловеческим презрением к смерти…
- военкор газеты «Берлинер берзенцайтунг»: «Мы не можем податься ни в перед, ни назад. В снежных блиндажах находится цвет советской армии – сибирские стрелки. Мы недооценили русскую армию. Особенно это ясно теперь, когда против нас брошены сибирские дивизии»

Номера худ. самодеятельности.

Света. А мой прадед погиб в первые же месяцы войны. Ни весточки не получила моя прабабушка. К гадалке ходила — та ее не обрадовала. А она все ждала, встречала с надеждой почтальона — вдруг и ей серый треугольник с фронта придет!

Свет падает на другую сторону сцены. Там Мать и Сын-боец.

Мать. Сынок, дорогой, мы получили твое письмо. Как раз через месяц после освобождения нашего села от немцев. Сынок, фашисты расстреляли Машеньку... Отомсти!

Сын-боец. Мамочка, за Машу отомщу! Вот уже четыре года я иду по России. Теперь я собственными ногами измерил, как она велика. Так неужто кто-нибудь в силах победить ее?!

Появляется Санитарка. Она пишет на бумаге и озвучивает письмо отцу. За ней выходят солдаты, разговаривая между собой.
Санитарка. «Папочка, я уже совсем привыкла к сапогам, а ты всё говорил, что твоя дочь — неженка. К одному привыкнуть не могу — очень много крови...».
Раздается автоматная очередь. Санитарка падает на руки бойцам. Те, присев на колено, осторожно поддерживают ее тело. Снимают пилотки.

ДЕВУШКА
На носилках около сарая
На краю отбитого села
Санитарка шепчет, умирая:
«Я еще, ребята, нежила...».
И бойцы вокруг нее толпятся,
И не могут ей в глаза смотреть.
Восемнадцать, только восемнадцать...
Но ко всем неумолима смерть.

Солдат:
Через много лет в глазах любимой,
Что в его глаза устремлены,
Отблеск зарев, полыханье дыма
Вдруг увидит ветеран войны.
вздрогнет он и отойдет к окошку,
Закурить пытаясь на ходу.
Подожди его, жена, немножко –
В сорок первом он сейчас году.

ДЕВУШКА
Там, где возле черного сарая,
На краю отбитого села
девочка лепечет, умирая:
-Я еще, ребята, не жила».
Бойцы уносят Санитарку. Снова освещаются Журналист и Света.
Журналист. Я очень люблю слушать рассказы ветеранов о Дне Победы. Солдаты минувшей войны сразу молодеют, глаза их загораются, и военные шутки сыплются одна за другой.

Света. Если бы я была журналисткой, то напечатала бы все эти воспоминания под рубрикой «Моя Победа!».

На сцену выходят три солдата.

ДНЕВАЛЬНЫЙ
Эй, славяне! —
Закурить найдется?

ПЕРВЫЙ
Смотря кому...

ДНЕВАЛЬНЫЙ
Хорошему человеку.

ПЕРВЫЙ
Ну, если хорошему...
(Достает курево, передает.)
Четвертый год воюю, а никак не привыкну к чужому табаку. Не то, - нет крепости махорки.

ВТОРОЙ
А у меня проблема — сапоги. Дотянуть бы до Берлина. От самого Курска в них топаю. Обещал старшина новые, да теперь не до того.

ПЕРВЫЙ (соглашается) Не до того.
(Появляется Девушка .)

ДЕВУШКА
Эй, пехота... Чего расселись?

ВТОРОЙ
Перекур.

ДЕВУШКА
Какой перекур?

ПЕРВЫЙ
А что?

ДЕВУШКА
Оглохли, что ли? Война кончилась. Кончилась!

ПЕРВЫЙ
Не может быть!

ДЕВУШКА
Может. Радисты передали. Только что.

ДНЕВАЛЬНЫЙ
А ты не шутишь?

ДЕВУШКА
Какие шутки? Сама до сих пор опомниться не могу. Кон-чи-лась! Счастье-то какое!
(Обнимает Солдата.)

ВТОРОЙ(про себя)
Жив. Надо же. Жив остался... Не верится. Штопаный-пе-ре-штопанный, а живой.

ДЕВУШКА
Не причитай, солдат. Победа! И ты — герой! Расправь плечи! Улыбнись! На тебя глядит история!

ВТОРОЙ
А у истории нет чего-нибудь по такому случаю?

ДНЕВАЛЬНЫЙ
Малость есть. (Достает солдатскую фляжку, трясет над ухом.)
Держал на случай.

ПЕРВЫЙ
Что мало держал? (Забирает фляжку. Отвинчивает крышку.) Ладно. (Торжественно вздохнул всей грудью.)
За Победу! И все такое.
(Сделал глоток, передал фляжку Девушке.)

ДЕВУШКА За мир!
(Отхлебнула, передала фляжку дальше.)

ВТОРОЙ За наш народ!
(Возвращает фляжку хозяину.)

ДНЕВАЛЬНЫЙ (убирает фляжку)
Каким угодникам свечу поставить?

ВТОРОЙ
Всем сразу! Скоро по домам. Вас, женщины, первыми отпустят. Наденешь каблучки, немного прифасонишься - все мужики к твоим ногам. Как звать тебя?

ДЕВУШКА
Угадай?

ВТОРОЙ
Маша, Катюша, Наташа...

ПЕРВЫЙ
Марина...

ДНЕВАЛЬНЫЙ
Ирина...

ДЕВУШКА
Имя у меня самое желанное... ПОБЕДА!

СОЛДАТ 1:
Вот и встретились мы с ней.
Вот и свиделись мы с ней
Где-то на проселочной дороге.

СОЛДАТ 2:
Только несколько минут,
Только несколько минут
Длилась между нами та беседа.

СОЛДАТ 1:
Как, скажи, тебя зовут?

СОЛДАТ 2:
Как, скажи, тебя зовут?

ДЕВУШКА
И она ответила — Победа!

СОЛДАТ 1:
За тебя в огонь и дым.
За тебя в огонь и дым
Шли моряки в разорванных бушлатах.

СОЛДАТ 2:
Это именем твоим,
Светлым именем твоим
Бредили солдаты в медсанбатах.

СОЛДАТ 3:
Только несколько минут,
Только несколько минут
Длилась между нами та беседа.

СОЛДАТ 1:
Как, скажи, тебя зовут?

СОЛДАТ 2:
Как, скажи, тебя зовут?

ДЕВУШКА
И она ответила — Победа!
(Все обращаются к зрителям.)

СОЛДАТ 1:
Однополчане, дети, внуки!
Через года, через разлуки,
Победы, радости и муки
Мы вам протягиваем руки.

СОЛДАТ 2:
... От всех, кто встречал Весну сорок пятого.

СОЛДАТ 3:
И кто до нее не дожил.

ДЕВУШКА
Вы узнаете нас, наши боевые друзья-однополчане, наши сверстники? С нами делили вы годы войны, шли в атаку, тонули на переправах, лежали в госпиталях.

СОЛДАТ 1:
Мы — ваше славное прошлое.

СОЛДАТ 2:
Ваша юность.

СОЛДАТ 3:
И ваша память.

ДЕВУШКА
Не всем суждено было дожить до этих дней. На перекличке нет многих вспомним их. Ведь такими, какими были они — знаем только мы, делившие с ними все

СОЛДАТЫ:
... до последнего патрона.

Света. Посмотрите, сколько у нас сегодня ветеранов в зале! А награды как блестят в свете софитов! А вон та женщина, какая красивая! Все бойцы, наверное, были в нее влюблены.

Журналист.
В День Победы, солдатскому братству верны,
Собираются в круг ветераны войны.
Без чинов и без званий — Иваны, Петры -
Побратимы суровой военной поры.

СОЛДАТ 1:
Мешковаты, потерты их гимнастерки.
В сундуках полежали — и стали желтеть.

СОЛДАТ 1:
Но сверкают зато сапоги, как в каптерке.
Да откуда-то в песне звенящая медь.

СОЛДАТ 2:
Может, там, за спиной седоватого хора,
Подпевают бойцам фронтовые года?

ДЕВУШКА
Или память возвысила голос, который
Молодым остается у них навсегда!